Индустрия клеточной терапии: бизнес с безграничными финансовыми возможностями

Индустрия клеточной терапии (ИКТ) несомненно стала самостоятельной отраслью бизнеса с оборотом в миллионы долларов и широким спектром доказанных способов лечения от традиционной трансплантации органов до продвинутых способов лечения на основе стволовых клеток (СК). В настоящий момент, безусловно, не время для личностного кризиса в том плане, что регенеративная медицина и клеточные технологии не одно и то же понятие. Хотя они перекрываются, они определенно различаются. В регенеративной медицине используют любые способы для замены или восстановления клеток, тканей или органов для того, чтобы восстановить нормальную функцию и поэтому полагается на все столпы здравоохранения: фармацевтику, биологию, клеточные технологии. Клеточная терапия представляет собой терапевтическое применение клеток вне зависимости от типа клеток или клинических показаний – технология платформы. Регенеративная медицина представляет собой способ лечения пациентов и поэтому определенно не является технологией платформы. Она ближе всего к специализации больницы. Ее цели: в итоге вылечить пациента. Несмотря на то, что некоторые способы лечения действительно являются регенеративными, большинство не является таковыми. Также как регенеративная медицина намного шире, чем только регенеративная клеточная терапия, клеточная терапия, в общем, создает возможности для расширения рынка намного порядков больше, чем регенеративная медицина. Так почему же произошла путаница в понятиях?

Понятие «регенеративная медицина» изначально использовали в качестве синонима «тканевая инженерия». С 2002 г. этот термин стал приобретать некий политический оттенок, поскольку с тканевой инженерией связны неприятные неоправданные надежды – дикие исследовательские программы, большая сумма потрачены впустую денег и только «пригоршня» одобренных продуктов. Из «упадка» термина «тканевая инженерия» возникло понятие «регенеративная медицина» для спасения данной области бизнеса. Первоначально этот термин использовали для того, чтобы назвать по-другому аналогичную клеточную терапию, но вскоре стало очевидно, что глубина и широта термина включает фармацевтику, биотехнологию и специальные продукты, такие, как рекомбинантный эритропоэтин, гормон роста и протеин костного мозга (BMP).

К несчастью эти продукты только замедлили рост и развитие новорожденной клеточной терапии. Свой «вклад» внесла и политика президента Дж. Буша, снизившего финансирование в области эмбриональных стволовых клеток (ЭСК) человека. Появление и активное использование «туризма в области СК» также не помогло. Не требуется пояснять, что ни одна компания, работающая в ИКТ, не хочет быть связана с неэтичным применением клеточной терапии. Медицинский туризм, безусловно, является активной деятельностью с растущим миллионным оборотом, но настоящее состояние в области клеточной технологии привело к появлению огромного количества шарлатанов от клеточной терапии. Действительно, только объединившись и лоббируя свои интересы, ИКТ может иметь право голоса на рынке и бороться с нелегальным медицинским туризмом.

Определенно времена изменились для ИКТ. Президент Б. Обама и Национальный Институт здоровья США начали компенсировать влияние президента Дж. Буша на исследования в области ЭСК. В 2011 г. будет достигнута важная веха – годовой доход в области ИКТ достигнет 1 млрд. долларов США. Более того первый продукт ИКТ является не только рутинной медицинской практикой, но и окупил затраченные на него средства центрами медицинской помощи и государственной программой бесплатной или льготной медицинской помощи. Все другие показатели, включая количество клинических исследований, рост индустрии и инфраструктуры, выглядят весьма многообещающе. ИКТ представляет собой отдельный сектор медицины, стремительно развивающийся и высоко конкурентный, самоподдерживающийся, с оборотом в миллионы долларов.

Полный текст статьи:
Читать полный текст статьи в формате pdf